середа, вересня 7

В УКРАИНЕ НАЧИНАЕТСЯ НОВЫЙ СЕЗОН НАРОДНЫХ БУНТОВ?

Три года назад взрыв народного недовольства в поселке Врадиевка Николаевской области, вызванный кровавым беспределом тамошней милиции, всколыхнул всё украинское общество и стал своеобразным прологом ко второму Майдану. Сообщает http://newsonline24.com.ua/

 И вот история повторяется с пугающей точностью: в райцентре Кривое Озеро, что всего в 20 км от злополучной Врадиевки, полицейские жестоко убили задержанного. И местные жители вновь восстали, едва не устроив над убийцами самосуд и почти начав штурмовать местное отделение полиции.


Помня, к чему привели подобные события в 2013-м, в Киеве не на шутку всполошились и тут же начали принимать меры, главным образом, публично-политического характера. А в МВД поспешили заявить, что «второй Врадиевки не будет», чем лишь обмишурились перед всем народом – ведь она уже случилась. Причем, случилась на третьем году после Евромайдана, после люстрации милиции и реформы, переформатировавшей её в полицию. Получается, что всё это не изменило Украину – ведь при нынешней «проевропейской власти» она осталась такой же, как и во времена «режима Януковича». По меньшей мере, на Николаевщине, вновь ославившуюся на всю страну своими «оборотнями в погонах».
Но пока киевские политики гасили Врадиевку-2, новый бунт вспыхнул в соседней Одесской области, где разъяренные убийством ребенка селяне устроили цыганский погром. Одной из причиной которого стала потеря веры в состоятельность правоохранительной системы, подтолкнувшая местных устроить собственное «правосудие»….
Барин не рассудит
Торопясь погасить вспыхивающие провинциальные бунты и поскорее отчитаться о «решении проблемы», власть уделяет очень мало внимания самой сути этого феномена. Она воспринимает бунт как очередное ЧП, она его гасит, но она не загружает себя вопросом, что же заставляет людей бунтовать?

Журналисты, рассказывающие, что людей на улицу вывел «полицейский беспредел» или «жестокое убийство», путают повод и причину бунтов. Поводом являются различные трагические происшествия, незаконные или возмутительные действия силовиков, но причина любого бунта всегда одна: утрата доверия к официальным структурам правосудия и власти. Утрата веры в то, что они способны защитить людей и наказать злодеев по закону. Именно она заставляет людей собираться в толпы и метать камни, а не писать жалобы в инстанции.
Поэтому любой бунт (выступление против власти) или погром (выступление против сограждан) это попытка осуществить справедливость, законность или правосудие «народным методом», или хотя бы привлечь общественное внимание к проблеме. А провинциальный бунт – это еще и очень тревожный звонок о том, что доверие к власти утрачено там, где оно всегда было выше, чем в столице. И не стоит недооценивать провинцию: люди там способны самоорганизоваться куда быстрее, чем в большом городе, хотя бы на родственно-соседском принципе. Поэтому провинциальные бунты, в отличие от столичных майданов, внезапны, быстры и отчаянны, хотя и не ставят перед собою стратегических целей.
Так повелось еще с незапамятных времен: крестьяне поднимались против барина, когда понимали, что он уже не сможет рассудить их по справедливости, потому что он сам «козел» и «беспредельщик». А когда на сторону барина вставал губернатор, посылавший войска для наказания смутьянов, терялось доверие и к нему, бунт ширился. Пирамида власти гниет снизу верх: помещики и городничие, губернаторы, министры, а последним народ потерял веру в царя, которого вскоре сбросил и казнил. Это социально-политическая закономерность: когда-то точно также взорвались своими революциями Англия и Франция, а в наше время снизу-вверх происходят многие «цветные революции». Многие, но не все.

Проблема Украины в том, что два её Майдана были революциями, направленными лишь на смену верхушки власти. Поэтому они стали революциями по своему названию, но не по своей сути. Считалось, что этого достаточно, что обновленная верхушка затем сама займется устранением негатива на средних и нижних уровнях власти, приведшего к утрате доверия к ним. Проведет реформы, люстрации, наберет новые кадры – и превратит Украину в европейскую державу.

Наивные ожидания не оправдались: большая часть острых проблем так и не были устранены. Опыт показал, что замена кадров одной олигархической группировки на представителей другой в большинстве случаев не меняет ничего, кроме табличек на дверях кабинетов. А коррумпированный чиновник, который вырядился в вышиванку и обвешал свой кабинет патриотическими плакатами, не стал от этого менее коррумпированным. Напротив, теперь он любую критику и обвинения в свой адрес автоматически объявляет «антиукраинскими выпадами».
Тем временем, к сохранившимся проблемам добавились новые, возникшие после 2014 года, которых гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. И среди них в первом ряду выделяется проблема… самих бунтов. Потому что те, против кого они направлены, тоже не могут получить надежную защиту со стороны государства. И речь идет не только о цыганах, изгоняемых из своих домов разъяренными соседями.
Когда правды нет
Время от времени из разных уголков Украины приходят новости об очередной акции «патриотов» и «активистов». То они устроят налет на склад или магазин, под предлогом «борьбы с контрафактом», то сорвут чью-то пресс-конференцию, «борясь с сепаратизмом», то с криками «героям слава!» бросят кого-то в мусорный бак, якобы «искореняя коррупцию». Сами они называют свои поступки, явно выходящие за рамки закона, «проявлением активной гражданской позиции». Однако по своей сути это является разновидностью бунта/погрома, только не стихийного, а подготовленного. Добавим: а во многих случаях легализованного и управляемого.

Действительно, не секрет, что очень часто действиями бунтующих «активистов» управляют стоящие за ними политики, чиновники и бизнесмены – которые руками этих гонористых парней в масках пакостят своим конкурентам. Не секрет и то, что они присылали их и на Евромайдан, очень быстро превратив его из стихийного протеста в организованный мега-бунт. Однако проблема не в том, что за ними кто-то стоит, а в том, что эти «покровители» обеспечивают им безнаказанность перед законом тогда, когда они его сами грубо нарушают (а подчас не только закон, но и права человека). Таким образом, этот управляемый бунт/погром разрушает систему снизу непосредственными действиями бунтарей, а сверху парализует её работу вмешательством их заказчиков.
Возникает вопрос: а нужно ли ломать систему там, где она худо-бедно работала на пользу граждан и государства? Ведь одно дело поднять бунт против полицейских-убийц, недоступных для закона из-за своих коррупционных связей. И совсем другое дело «люстрировать» госслужащего только за то, что он принадлежит к другой партии, потому что его кто-то «заказал», чтобы освободить кресло для своего человека. Разница очевидна, и это дает нам понять, что не каждый бунт одинаково полезен, и не каждый достоин восторженных приветствий – даже если у кого-то «накипело».

Но самая большая проблема всех этих бунтов, независимо от того, стихийные они или организованные, это отсутствие у мятежной толпы… правды. В смысле какого-то альтернативного закона, единого свода правил или хотя бы «понятий», которым бы следовали бунтующие, нарушающие закон государственный. Ведь ничего такого у них нет!
Когда в мусульманских странах исламисты устраивают восстания, то у них всегда под рукой есть шариат – на основе которого они обвиняют и сбрасывают власть, на основе которых они устраивают свой самосуд. Его правила можно пытаться трактовать, но они все равно остаются незыблемыми, дают людям какую-то правовую опору, пусть и неофициальную. В старину наши бунтовавшие предки руководствовались законами народной «правды», эдакой смесью христианской морали с принципами народной справедливости – получившей свое название от полузабытой «русской правды» киевских князей. Даже у отечественных «блатных» есть какие четкие «понятия», на основе которых они устраивают свои «разборки».
А какими альтернативными законами руководствовали украинцы, когда устраивали два Майдана? Какими правилами руководствуются восстающие жители Николаевской области? На каком основании «активисты» нападают на чиновников, задираются к прохожим, устраивают какие-то «проверки» на стихийных блокпостах? В ответ на эти вопросы вам будут эмоционально рассказывать что-то о «праве народа на восстание» или о «гражданском долге», приплетут сюда интересы державы или нации, а потом, запутавшись в собственных мыслях, просто обзовут вас «сепаром» и попытаются «люстрировать». Потому что никакого такого права и долга у украинских бунтарей нет, как бы они не пытались искать оправдание своих действий то в Конституции, то в декларации прав человека, то в «Кобзаре».
Украинский бунт, в любых своих проявлениях, страшен тем, что участвующие в нем люди руководствуются лишь собственными эмоциями и заблуждениями, на которых умело играют организаторы беспорядков. Поэтому он не просто изначально деструктивен по своей сути. Это еще и каток, который способен давить всех, на кого его направит рука лидеров толпы – ведь только они решают, кто в чем виноват и как должен быть наказан. И в результате те, кто поднялся против беззакония, сами превращаются в линчевателей.
Взорвется ли критическая масса?
Осень нынешнего 2016 года может оказаться для Украины весьма горячей. Всеми аналитиками она прогнозируется как самый критический, за последние два с половиной года, период социально-политической обстановки в стране. Ведь сейчас один на другой наложились сразу несколько дестабилизирующих факторов: затянувшийся экономический кризис, затянувшиеся АТО и Минский процесс, новое резкое повышение коммунальных тарифов, обострение борьбы за власть между политическими и олигархическими группировками. А также глубокое разочарование большинства украинцев в нынешней власти, утрата доверия к самой государственной системе, и поднимающаяся из-за этого волна стихийных бунтов.

Но всё это пока только нарастающая критическая масса: раскаляющаяся от недовольства и жажды перемен, но всё-таки удерживающаяся в рамках. Социально-политический взрыв произойдет лишь тогда, когда к стихийным бунтам присоединятся организованные и управляемые, как это случилось в начале 2014-го. Толпе нужен какой-то имеющий цель авангард, иначе она и останется бестолку шумящей толпой.
Более двух лет этого не происходило. Напротив, стихийные взрывы возмущения (мобилизацией, тарифами, коррупцией) гасились управляемыми погромами: на протестующих нападали какие-то «титушки» или «патриоты» (или «патриотические титушки»), которые разгоняли собравшихся. Если этой осень в игру против Банковой и правящей коалиции БПП+НФ выступят не примкнувшие к ним политики и олигархи, то они могут задействовать своих «активистов» для разогрева и организации недовольств. Благо выбор поводов для бунта в Украине нынче большой!
Однако до сих пор власть гасила робкие попытки таких организованных бунтов (как год назад под стенами ВР) силами придворных силовиков – давая понять, что, в отличие от своих предшественников, она не побоится использовать их на 100%. Кроме того, Банковая перестраивает под себя пирамиду власти, заключая союзы с местными элитами в обмен на их лояльность. Это и обеспечивает в Украине нынешнюю «псевдостабильность», когда вопреки всякой логике ничего не происходит. Увы, продолжаться вечно это не может!
Лояльность силовиков к власти обеспечивается доходами их офицеров и «гонорарами» их генералов – поскольку в Украине создана именно эта модель их отношений, и другой в обозримом будущем не предвидится. А однажды кто-то может заплатить им больше – как это, возможно, было сделано во время Евромайдана. Что же до лояльности местных элит, то она может оказаться бесполезной, если на эти местные элиты вдруг обрушаться бунты – сначала стихийные, а затем и управляемые. Возможно, это уже происходит!